ru
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Ответственность свидетеля за ложные показания


Опубликовано: 22.12.2022
Автор: Партнер Бюро, адвокат по уголовным делам Дмитрий Владимирович Косенко


Уголовный кодекс РФ содержит норму, признающую в качестве преступного деяния, помимо прочего, дачу заведомо ложных показаний свидетелем в суде либо в ходе досудебного производства (ст. 307 УК РФ).

Ранее действующая редакция УК РФ предусматривала ответственность в случае дачи ложных показаний в суде либо при производстве предварительного расследования.

Таким образом, на первый взгляд, область применения ст. 307 УК РФ расширилась до стадии досудебного производства, охватывающей собой процесс проверки сообщения о преступлении и предварительное расследование.

Возникает резонный вопрос: будет ли лицо нести уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний на стадии проверки сообщения о преступлении, то есть с момента регистрации сообщения о преступлении и до возбуждения уголовного дела? На мой взгляд, однозначно нет и вот почему.

Партнер Бюро, адвокат по уголовным делам Дмитрий Владимирович Косенко

В соответствии с УПК РФ досудебное производство — это уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.

В соответствии со ст. 156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель, орган дознания выносит соответствующее постановление.

То есть, исходя из буквального толкования анализируемой нормы выходит, что уголовная ответственность возможна за дачу заведомо ложных показаний с момента регистрации сообщения о преступлении, поскольку это охватывается понятием «досудебное производство». Однако, это вовсе не так. Обратимся к анализу субъекта преступления.

Положения статьи 307 УК РФ говорят о даче ложных показаний свидетелем (в данном случае я не затрагиваю показания специалиста и заключения эксперта). То есть субъектом данного преступления будет являться лицо, отвечающее всем предусмотренным законом требованиям (возраст, вменяемость) и имеющее особый статус  — статус свидетеля. То есть в данном случае речь идёт о специальном субъекте преступления.  Для того чтобы определить являлось ли конкретное лицо на момент совершения объективной стороны деяния свидетелем с уголовно-процессуальной точки зрения, необходимо вернуться к нормам УПК РФ. В соответствии со ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Таким образом, с процессуальной точки зрения речь идет, прежде всего, о возбужденном уголовном деле и соблюдении процедуры вызова на допрос.

«Чтобы стать свидетелем по уголовному делу, лицо должно соответствовать двум требованиям: прежде всего оно должно обладать фактическими, конкретными сведениями, которые имеют значение для расследуемого уголовного дела, и второе — это объективное наделение этого лица правовым статусом свидетеля. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ определено, что лицо получает статус свидетеля с установлением прав и обязанностей при вызове его на допрос уполномоченными на то лицами, осуществляющими проведение следственных действий по расследуемому уголовному делу» (1)

Написать в WatsApp

До момента возбуждения уголовного дела лицо, даже если ему известны фактические обстоятельства, которые могут иметь значение для расследования и разрешения уголовного дела, не имеет процессуального статуса свидетеля. Именно в рамках возбужденного уголовного дела следователь производит допрос свидетеля, в строгом соответствии с требованиями статьи 164 УПК РФ («Общие правила производства следственных действий»). Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ.

В рамках проверки сообщения о преступлении следователь не производит допроса свидетеля, не оформляет протокол допроса свидетеля, следователь лишь вправе получать объяснения (ст. 144 УПК РФ). Таким образом, лицо, дающее пояснения в ходе проверки сообщения о преступлении, в уголовно-процессуальном смысле, свидетелем не является. Лицо, дающее пояснения в ходе доследственной проверки не имеет строго определенного процессуального статуса, то есть не имеет четко очерченных процессуальных прав и обязанностей, а соответственно и не несет уголовно-правовой ответственности в области, регулируемой положениями статьи 307 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда от 28.06.2022 N 20 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия» содержит разъяснение о том, что предусмотренные статьей 307 УК РФ деяния признаются уголовно наказуемыми при условии их совершения лицом, которое было предупреждено об уголовной ответственности по указанной норме согласно процессуальному законодательству в рамках соответствующего вида судопроизводства уголовного, гражданского, административного.

В практике нередко встречаются случаи, когда опрашиваемое в ходе проверки сообщения о преступлении лицо формально предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.  Однако, в виду вышеуказанных обстоятельств, такое предупреждение не может расцениваться как надлежащее и совершенное согласно процессуальному законодательству. Такое предупреждение об ответственности не порождает никаких уголовно-правовых последствий. Статья 144 УПК РФ не предусматривает обязанность разъяснения лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Анализируя момент окончания преступления предусмотренного ст. 307 УК РФ Верховный Суд ссылается на две стадии: предварительного расследования и судебного разбирательства: «Преступление, предусмотренное статьей 307 УК РФ, является оконченным: в отношении заведомо ложных показаний, сообщаемых в ходе предварительного расследования, — с момента подписания допрашиваемым лицом (либо удостоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания) протокола следственного действия, составленного дознавателем, следователем либо иным должностным лицом, действующим по их поручению; в отношении заведомо ложных показаний в судебном заседании — с момента окончания допроса; в отношении заведомо ложного заключения эксперта — с момента представления заключения дознавателю, следователю или суду».  

Вопрос о даче заведомо ложных показаний в ходе проверки сообщения о преступлении судом в постановлении не раскрывается. Из чего я могу сделать вывод, что сообщаемые в ходе доследственной проверки сведения не могут рассматриваться как «показания», о которых говорится в диспозиции статьи 307 УК РФ. Тогда не ясно, с какой целью законодатель ввел в диспозицию статьи понятие досудебного производства, возможно, это связано с ответственностью эксперта и специалиста по заключениям, данным в рамках доследственных проверок, что, однако, не может являться обоснованием технико-правовых ошибок и явной противоречивости. С одной стороны в норме говорится о преступлении в виде заведомо ложных показаний свидетеля в ходе досудебного производства, объективно включающего в себя и стадию проверки сообщения о преступлении, а с другой стороны положения уголовно-процессуального закона исключают саму возможность привлечения к уголовной ответственности за лжесвидетельство на стадии доследственной проверки.

Подводя итог можно сделать следующий вывод: с учетом действующих процессуальных реалий у правоприменителя нет правовой возможности рассматривать вопрос о привлечении к уголовной ответственности лиц, давших заведомо ложные пояснения/показания в ходе проверки сообщения о преступлении.

Одним из возможных выходов из сложившейся ситуации может явиться наделение лица, давшего пояснения в рамках доследственной проверки процессуального статуса «свидетеля». Для этого необходимо внести соответствующие изменения в нормы процессуального права, что, на мой взгляд, вполне оправданно, если следовать цели решения проблемы лжесвидетельствования на стадии всего досудебного производства. 

    Заказать обратный звонок

    Заполняя форму я даю согласие на обработку персональных данных


    (1) Е.В. Цветкова. К вопросу об определении правового статуса «свидетель» и «очевидец» в уголовном судопроизводстве// «Мировой судья», 2022, N 6.

    Обратиться за помощью