У любой проблемы всегда есть одно свойство. Ее можно решить.

+7 (495) 748-0032

О Бюро

Адвокат или медиатор? Право выбора

16.10.2020
 Минюст России подготовил проект Закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации», который был направлен на изучение и составление заключений членам профессионального сообщества медиаторов.
 
Из пояснительной записки следует, что проект призван создать благоприятные условия для развития медиативных практик в России, их дальнейшую популяризацию и совершенствование, что «позволит упростить и сделать более доступной защиту прав граждан и организаций, а также снизить нагрузку на судебную систему». Тем не менее у многих проект вызвал серьезную критику.

В пояснительной записке ведомство отмечает важность своих новых полномочий, вытекающих из законопроекта. Теперь Минюст будет осуществлять полное нормативное регулирование процедуры допуска медиаторов, в том числе утверждать единые стандарты обучения медиаторов.
 
Он же займется ведением реестра медиаторов. «Данные полномочия позволят выработать унифицированный подход к проведению организационно-правовых мероприятий по реализации положений проекта федерального закона в отношении медиации как одному из способов альтернативного урегулирования споров», – утверждает Минюст в пояснительной записке. Он также напомнил, что сейчас занимается схожей деятельностью в отношении третейского разбирательства.

Согласно ст. 15 действующего Закона о медиации деятельность медиатора может осуществляться как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе. В последнем случае медиаторами могут быть полностью дееспособные лица старше 18 лет, у которых нет судимости. К профессиональным медиаторам ст. 16 Закона о медиации предъявляет более серьезные требования: возраст не менее 25 лет, высшее образование и дополнительное профессиональное образование в сфере медиации. Профессиональными медиаторами также могут быть судьи в отставке.

Но в ст. 10 законопроекта изложены иные требования к медиаторам. Так, в случае принятия поправок ими смогут стать только лица:

•    достигшие 30 лет;
•    имеющие высшее образование по направлениям и специальностям в области юриспруденции, психологии, педагогики;
•    прошедшие подготовку, соответствующую требованиям стандартов и программы подготовки медиаторов, утвержденной уполномоченным органом;
•    прошедшие стажировку у медиатора;
•    имеющие стаж работы по специальности не менее 5 лет;
•    внесенные в единый федеральный реестр медиаторов.
 
Не предъявляются такие требования лишь к судьям в отставке и медиаторам, осуществляющим деятельность в образовательных организациях.

Сейчас медиаторами не могут быть лица, замещающие региональные и федеральные госдолжности, а также государственные и муниципальные служащие (ч. 5 ст. 15 Закона о медиации). Однако ч. 5 ст. 10 законопроекта установлено, что медиаторами также не смогут быть адвокаты и нотариусы.
 
Иное, как и сейчас в отношении госслужащих, может быть предусмотрено федеральными законами. Объяснить логику, по которой юрист может быть медиатором, а адвокат нет, невозможно. Участие адвоката в процедуре медиации связано с оказанием сторонам спора квалифицированной юридической помощи в разработке конструктивного и в то же время законного и исполнимого соглашения по спорным вопросам. Еще более абсурдным выглядит данный запрет в свете того, что предложенный законопроект предусматривает применение процедуры медиации по уголовным делам.

Из ч. 4 ст. 1 законопроекта следует, что порядок проведения медиации в уголовном судопроизводстве должен быть установлен в УПК. В то же время отдельные особенности отражены в ст. 28 проекта. Так, предполагается, что медиатора будет привлекать суд или орган уголовного преследования по ходатайству стороны или по собственной инициативе. При этом заключение соглашения о проведении медиации не приостановит производство по уголовному делу.

Важно, что факт участия в процедуре медиации не сможет стать доказательством признания вины, а отказ от подписания медиативного соглашения – ухудшить положение участника судопроизводства. Предполагается, что, если одна из сторон «уголовно-процессуальной» медиации – несовершеннолетний, потребуется обязательное участие педагога, психолога или законных представителей этого ребенка.

В то же время не совсем понятно, что имел в виду Минюст в ч. 8 ст. 28 законопроекта, согласно которой «в уголовном судопроизводстве для стороны, являющейся правонарушителем, участие в процедуре медиации возможно только один раз за период их жизни».

В ч. 5 ст. 1 законопроекта указано, что случаи, в которых проведение медиации до обращения в суд является обязательным, устанавливаются законодательством РФ. В самом законопроекте предусмотрен один такой случай – расторжение брака при наличии несовершеннолетних детей.

В пояснительной записке Минюст отмечает, что обязательная медиация установлена и в уголовном судопроизводстве – для рассмотрения дел с участием несовершеннолетних. Однако из текста законопроекта этого не следует. Как уже было отмечено, в ст. 28, посвященной «уголовно-процессуальной» медиации речь идет лишь об обязательном участии педагога, психолога или законных представителей этого несовершеннолетнего, если он является стороной процедуры.

Согласно ч. 2 ст. 18 законопроекта при обязательной медиации медиатор имеет право на частичное возмещение связанных с ней расходов за счет федерального бюджета. Размер и порядок выплат определит Минюст по согласованию с Минфином. В финансово-экономическом обосновании к законопроекту Минюст предлагает руководствоваться базовой ставкой оплаты труда адвокатов по назначению с 2021 г. – 1,5 тыс. руб. за один день участия (Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. г. № 1240).

Партнер Адвокатского бюро города Москвы «Щеглов и Партнеры», адвокат Екатерина Скопцова пояснила: «Институт медиации за 10 лет проделал серьёзный путь. Он пока не зрелая личность, но уже вполне сформировавшийся и перспективный подросток. Почему законодателю пришло в голову что-то в этой сфере менять, а точнее - рубить, выкорчёвывать и бездумно встраивать инородные нормы, история умалчивает.

А нам молчать не хочется. Новый законопроект, предложенный Минюстом России, «Об урегулировании спора с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» вызвал настоящий бунт и шквал негодования в адвокатском сообществе. Главным образом, потому что проект безосновательно запрещает адвокатам с действующим статусом быть медиаторами. При этом выглядит абсолютно нелогичным сохранение такой возможности для обычных юристов без адвокатского статуса.

Современные реалии таковы, что ни в одной стране, имеющей опыт медиативного разрешения конфликтов, адвокатам не препятствуют осуществлять данный вид деятельности. Более того, во всём мире именно правозащитники являются основной движущей силой, которая заставляет этот механизм развиваться и совершенствоваться. В частности, коллегам из Швейцарии, Китая, Италии и США предоставлено приоритетное право практиковать медиацию. Вызывает недоумение попытка власти жёстко дискриминировать в этой сфере российских адвокатов. Равно как возникают вопросы природы и целей нового законопроекта, подготовленного без учёта опыта российских и зарубежных коллег.
 
В конце концов, согласно Кодексу профессиональной этики адвокатов, предупреждение судебных споров и способствование заключению мирового соглашения -  неотъемлемая часть адвокатской деятельности. Как показал опыт последних лет, люди с большей охотой стали идти на внесудебное урегулирование конфликта, начали больше экономить своё время и деньги, ценить возможность сохранить после спора личные и деловые отношения. Противоборствующие стороны учатся правильно «мириться» без ущемления своих интересов и всё чаще прибегают для этого к услугам посредника. Основная заслуга и ведущая роль в этом, как и в популяризации медиации в нашей стране, принадлежит именно адвокатам.
 
Поскольку они увидели в процедуре возможность достигнуть для своих доверителей максимального и более эффективного результата с наименьшими затратами. Законопроект Минюста не выдерживает никакой критики, его содержание не отвечает ни одной из заявленных в пояснительной записке целей. Проект не только умаляет все преимущества адвокатов в примирительной процедуре, перечёркивает их наработанную практику и бесценный опыт, но и искажает основную суть медиации.
 
Документ исключает основной принцип  участия в процедуре - «добровольность» и полностью дискредитирует роль медиатора, сводя её к формальному исполнению обязательных требований. По сути, предлагается трансформировать общественный институт в очередной инструмент власти, передав его под полный государственный контроль. На наш взгляд, в случае принятия нормативного акта в данной редакции, в России будет полностью уничтожен работающий и активно развивающийся институт по примирению сторон.
 
Для обсуждения законопроекта Российской академией адвокатуры и нотариата совместно с МАРА и ГРА было организованно экстренное совещание, в котором приняла участие профессиональный медиатор и адвокат АБ г. Москвы «Щеглов и партнёры» - Скопцова Катерина. По итогам встречи в адрес различных государственных инстанций подготовлена резолюция с перечнем замечаний к содержанию нового закона. Хочется надеяться, что совместными усилиями нам удастся спасти институт медиации в РФ».

Ведомство указало на то, что сейчас законопроект проходит «межведомственное согласование с заинтересованными федеральными государственными органами, учреждениями и организациями». По результатам этого документ будет опубликован для общественного обсуждения на официальном сайте www.regulation.gov.ru сообщила пресс-служба Минюста.


Возврат к списку

Позвоните нам:

      +7 (495) 748-00-32

 

Напишите нам письмо:

      info@advokats.ru


Или приезжайте в офис:

      Москва, ул. 8-го Марта,
      дом 1, стр. 12, оф. 4
      Бизнес-центр «Трио», корп. 1.

Присоединяйтесь к нам:

  Мы на facebook Мы в instagram

 

     

© 1998 - 2013 Aдвокатское бюро "Щеглов и партнеры". Все права защищены.
Разработка сайта - Kastoom

Карьера в Бюро | Контакты | Карта сайта